Новости: Екатерина Вильмонт: «Плагиат – это воровство в чистом виде»

30 Августа 2017

Екатерина Вильмонт удивительна. Начать с родителей: отец, Николай Вильмонт водил дружбу с Пастернаком, переводил Гете и Шиллера, составлял сборники немецкой классики; мать, Наталия Манн давала русскую жизнь произведениям Моэма, Манна, Борхерта, стала одним из самых уважаемых отечественных переводчиков. Следуя долгое время семейной переводческой традиции, Екатерина Николаевна пришла в литературу и как автор. Ее детские книги стали хитами. Иронические романы расходятся огромными тиражами, этими историями зачитывается взрослая аудитория, по ним снимаются фильмы, самый известный из которых, вероятно, "Три полуграции". При этом, она может себе позволить не тратить деньги на рекламу. Нашему корреспонденту удалось взять у Екатерины Вильмонт интервью.

Екатерина Николаевна, немалое число российских писателей грешит плагиатом. Ваши книги всегда выделяют за оригинальность. Насколько тяжело это дается, и как вы относитесь к плагиату?

Кому как, мне это дается не тяжело. Заимствование – вещь от века, что называется, существуют ведь бродячие сюжеты. Это, разумеется, не плагиат. Ну а плагиат – это воровство в чистом виде, чего уж говорить. Ничего хорошего в этом нет.

Вы бывали в США. Причем, так подали эту страну в своей книге, что русскоязычные американцы подумали, будто вы там давно живете: так точно подмечены тонкие детали. Не секрет, что в Америке люди творческих профессий надежно защищены авторским правом. Чего в России, мягко говоря, пока нет…

В Америке приживаются люди, у которых нет корней. Я человек с глубокими корнями и представить себя там не могу. Жить могу и хочу только в России. Ну а что, например, писатели там защищены лучше – соглашусь, наверное.

Во всяком случае, такого повального воровства интеллектуальной собственности там нет. Например, как у нас налажено скачивание книг через торренты и свободные библиотеки.

Да, но изменения придут со временем. Уже сейчас нарушать не так легко. Переживем. Менять из-за этого континент я, конечно, не стала бы.

Одни  писатели выступают за пиратство, считая, что должны быть максимально открыты читателям…  

Кому не хватает популярности – тот так считает. У кого ее достаточно, так считать не может, ведь действительно идет настоящее воровство.

То есть, если была бы возможность пресечь это нарушение авторских прав, вы бы ей воспользовались?

Да. Мы работаем, значит, нам надо и зарабатывать.

Как, на ваш взгляд, писателю защитить свои авторские права, уберечься от кражи литературных идей?

Никак, наверное. Ну, украдут сюжет, но важен ведь не только он, важно то, как история подана, прописана. Человек, который может писать, красть не будет. Конечно, хорошие художники иногда подделывают полотна больших мастеров, но должна сказать, что в литературе это гораздо сложнее. И ведь самих сюжетов всего ничего – тридцать шесть. 

Американский уклад жизни предполагает наличие у писателя, музыканта, художника если не юридического штата – хотя в отдельных случаях это так и есть – то юриста. У нас защитой авторских прав сейчас занимаются отдельные ресурсы, как, например, «ЕДРИД».

Я с этим в Америке не сталкивалась. Но, наверное, это хорошо. У нас такого пока нет. Во время визита в Сан-Франциско мне показали дом Даниэлы Стил. Я тогда сказала, что в России популярна не менее, чем Даниэла Стил в США, но такого дома у меня не будет никогда. Но мне того и не надо. Мне достаточно моей квартиры. Крыша над головой, ощущение дома, какие-то деньги, чтобы чувствовать себя свободно – все, что мне нужно. Заоблачных притязаний у меня нет. Если бы начала писать в молодости, возможно, и словила бы звездочку, но сейчас уже точно нет.

Посмотреть все

Отправка запроса

Мы ответим Вам в течение 24 часов.