Новости: Илья Стогов: я против авторского права

7 Августа 2017

Илья Стогов – один из самых читаемых российских писателей. Суммарный тираж его книг, изданных в России, составляет почти полтора миллиона экземпляров. При этом Стогов – категорический противник авторского права. Нашему корреспонденту удалось прояснить его позицию.

 

Илья, вы известны как один из наиболее непримиримых противников авторского права. Чем обусловлена такая позиция?

А почему я должен быть за авторское право? Это же денежный вопрос. Сейчас мы живем в эпоху олигархического капитализма. Есть рынок, все чем-то торгуют. Вопрос лишь один: своим торгуешь или чужим. Если сделал табуретку – она твоя, если украл – нет. Вот авторская право – единственная область, в которой не очевидно, чем именно торгуешь, кому принадлежит результат творчества. Такой объект, в отличие от табуретки, потрогать нельзя. Композитор написал песню, музыкант ее сыграл, продюсер раскрутил, а кто должен получить деньги? Совершенно неочевидная вещь. Пользуясь этой неочевидностью, деньги в абсолютном большинстве случаев получает тот, кто меньше всего имеет отношение к творчеству. Дольше всего я печатал свои книги в одном питерском издательстве, которого больше нет, потому фамилию его владельца называть не буду. Депрессивный район рядом со станцией метро Чкаловская: я поднимался по эскалатору, выходил в какие-то темные подворотни, кругом мрак – вообще труба. Потом добирался до издательства, становилось легче: такой луч ласкового солнышка гладил тебя по сердцу, когда ты видел принадлежащую издателю гигантскую машину, размером с квартиру, а стоимостью как две моих квартиры. Красивый номер с префиксом 777, все как полагается. И каждый раз, глядя на нее, думал: книжки написал я, езжу на метро, издатель же ничего не написал, только портил мой труд, но роскошная тачка у него. Вот что такое авторское право, на мой взгляд.

 

Илья, но ваши книги свободно размещают в Сети, вы теряете возможный доход.

На первой моей книге был размещен слоган: «Не можешь ее купить – укради». Я пишу для того, чтобы люди читали, а не покупали. Никакого отношения к системе продаж не имею. Кстати, против пиратства выступают те, кто как раз в меньшей степени могут называться писателями: Дарья Донцова, Борис Чхартишвили и прочие. Ну какой Чхартишвили писатель? Дерьмо, а не писатель, честно говоря. Какой-нибудь Лукьяненко еще, которого даже дерьмом назвать тяжело. И человек-то не очень, и книжки такие же. Эти люди против пиратства потому, что на деньги от продаж живут. Один обитает в Нормандии, у второго дача в Португалии и т.д. А хорошие писатели живут здесь и иногда занимают у меня на бутылку пива. А вот эти господа существуют в больших европейских домах. Что наличие пиратства означает для настоящего писателя? Его книжку прочитает как можно больше людей.

 

В Европе прижилась совершенно другая философия.

Я довольно пожилой, не очень удачливый и всего-навсего журналист, не адвокат, не владелец пиар-агентства. Моя работа никогда не приносила мне каких-то огромных денег. Всю жизнь прожил и дальше надеюсь жить довольно бедным человеком. Я люблю, холю и лелею свою бедность. А кто занят копирайтом? Это адвокаты, дельцы, владеющие навыками бокса в сфере юриспруденции. Они выходят на ринг и мастерским хуком выбивают себе денег больше, чем я заработал за всю жизнь. Меня бесполезно про это спрашивать: ничего об этом не знаю, и знать не желаю. А самое главное – не понимаю, зачем нужны такие деньги, которые крутятся в индустрии. В гробу карманов нет.

Посмотреть все

Отправка запроса

Мы ответим Вам в течение 24 часов.